Среда, 22.11.2017, 23:29 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Библиотека

Главная » Статьи » Драматургия » Сибирячка

Сибирячка. Серия 1.
Фотография 6

(сценарий двухсерийного телефильма: мелодрама)



ПЕРВАЯ СЕРИЯ


ИЗ ЗТМ.


1. ЭКСТ. МОСКВА, У ЗДАНИЯ «ТЕАТРА МОДЫ». КОНЕЦ ДНЯ.
К углу здания медленно подкатывает новенькая «БМВ», паркуется. Из неё выходят трое мужчин. Идут в здание со служебного входа.


2. ИНТ. ПОДИУМ «ТЕАТРА МОДЫ».
Полная атрибутика показа. Постановочные эффекты. На подиуме – манекенщицы. Среди них выделяются две: ТАМАРА, с густыми длинными волосами цвета спелой ржи, и стильно стриженая тёмненькая ВЕРА. Вера тонка, стандартно длиннонога. Личико кукольное. Глаза пронзительно голубые, без малейшей тени мысли.
Тамара плотнее сложением. Она совсем уж не «вешалка для одежды». А ещё, за всей её женственностью и стройностью видна некая природная сила. И ни тени вульгарности.
Тамаре – 25 лет; Вере – 23 года. Они двигаются в паре. У них – свой маленький номер.
На Тамару из зала смотрит, не отрываясь и явно любуясь, один из приехавших – с бородкой.
Ещё выход, еще... Он смотрит и смотрит.


В ЗТМ.

НАЧАЛЬНЫЕ ТИТРЫ ФИЛЬМА

ИЗ ЗТМ.


3. ИНТ. ЗАЛ «ТЕАТРА МОДЫ».
В зале – обычная для этих мест публика. У стены беседуют приехавшие мужчины. КАРИК – режиссёр. У него волнистые чёрные волосы, линия губ капризная. Дорогие очки.
Другой, СЕРГЕЙ, тот, что смотрел на Тамару, похож на классического художника: пышные волосы, средней длины бородка, достаточно неухоженная. Выражение лица слегка потерянное – ему явно непривычно быть здесь. Но Сергей – не художник, а начинающий литератор.
Зато, третий, НИКОЛАЙ, как раз – художник. Он гладко выбрит, лоснится, коротко острижен как спортсмен или бандит. Коренаст и сутуловат.
Карику – 30 лет; Сергею – 27; Николаю – 47.

КАРИК
(Николаю)
Так поможешь?
(нервно)

НИКОЛАЙ
В последний раз. Уже дураком выгляжу. Но опять, Карик, вряд ли получится.

КАРИК
Ну, я не понимаю?! Это же такая прибыль всем! Вдолби ей в башку, как друг, как художник, её перспективу!

НИКОЛАЙ
(усмехаясь)
Ты бы сначала попробовал замуж за себя перетащить. Тебе же очень хочется. А там пользуйся по интересу. Чем ты хуже нашего замечательного партнёра?

Николай указывает глазами на проходящего невдалеке худощавого мужчину лет 45и. На том – клубный пиджак с биркой. Внешность потрёпанного конферансье.
Карик шагает к тому, властно останавливает за плечо.

КАРИК
Дорогой. Жену твою забираю. К одиннадцати будет дома. Подскажи ей, что пора делать правильный выбор.

Мужчина в ответ зыркает зло, но следом дежурно улыбается, привычно-услужливо кивает.
Ну, а Сергей всё это время молча стоит, привалившись к стене, и удивлённо посматривает то на одного, то на другого, то на третьего.


4. ЭКСТ. СЛУЖЕБНЫЙ ВХОД «Т. М.». РАННИЙ ВЕЧЕР.
Недалеко от дверей ждут Карик, Сергей и Николай. Одеты по сезону – начало лета.
Дверь открывается, появляются Вера с Тамарой и тот, в клубном пиджаке. Он полушёпотом убеждает Тамару. Это её муж.

МУЖ
(горячо)
Томка, думай! Думай, ради всех прошу.

ТАМАРА
(пренебрежительно)
Дома разберёмся.
(захлопывает перед его носом дверь)

Николай каучуковым мячиком подскакивает к Вере.

НИКОЛАЙ
Веруня! Тростиночка наша! Как мы соскучились! Едем быстрей.

Та заученно подставляет губы. Николай коротко целует её.
Приближается Тамара. Чуть небрежно кивает Карику. Присматривается к Сергею. Затем, шагнув к нему, протягивает ладонь тыльной стороной кверху.

ТАМАРА
Мы пока не знакомы. Тамара.

Сергей бережно берёт её ладонь в свою и, опасаясь сжимать тонкие пальцы, просто держит на весу. Называет, чуть смущённый, своё имя.
Они оба некоторое время испытующе присматриваются друг к другу.


5. ЭКСТ. У «БМВ». РАННИЙ ВЕЧЕР.
Компания подходит к машине. Противно воет сигнализация. Карик отключает её, открывает двери.

НИКОЛАЙ
(командно)
Серёга – на переднее. Девочки – со мной по бокам. Теснее! Утешьте дедушку.

Карик, Вера и Николай усаживаются. А Тамара отступает от авто на шаг.

ТАМАРА
(небрежным тоном)
Я двигаться люблю. Пешком дойду.

Сергей, глядя на неё, не садится тоже.

НИКОЛАЙ
(из салона, слащаво)
Томочка, голубочка. Ну что у нас опять случилось?

ТАМАРА
(резким тоном)
Я объяснила – прогуляться хочу. Скоро приду – не дальний свет. Молодой человек?
(Сергею, кивая на машину)
Вас все ждут.

СЕРГЕЙ
(не сводя с неё глаз)
Я бы тоже предпочёл прогуляться.

Из машины на обоих глядят с раздражением.
Тамара же смотрит на Сергея с некоторым недоумением. Но для других высказывается нарочито бодро.

ТАМАРА
А это - кстати.
(и дальше – в сторону машины)
С ним я вообще дворами срежу. Минут через пятнадцать ждите.

В ответ Вера зло, с силой захлопывает дверцу.

КАРИК
(обиженно)
Зачем хлопаешь? Это самосвал?
(Николаю)
Слушай?! Что она всё время выёживается? Такая красивая и грубая!

НИКОЛАЙ
(ласкаясь к Вере и как-то мурлыча)
А ты сам на подиуме поработай – не так взыграешь. Правда, тростиночка?

КАРИК
А этот, вообще, кто такой?

НИКОЛАЙ
Хороший парень. Сын старого приятеля. Ты его всерьёз не принимай.

Но Карик уже набирает на мобильнике номер.

КАРИК
Эй, дорогой. Седлай свои колеса и пригляди за женой. Она до Николая с одним лохом пешком идёт. Опять сбежать может.

И «БМВ» медленно трогается.


6. ЭКСТ. ТА ЖЕ УЛИЦА. РАННИЙ СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР.
Тамара с любопытством и лёгкой иронией разглядывает Сергея. Тот немного стеснителен.

ТАМАРА
Специально остались познакомиться?

Сергей в ответ пожимает плечами и мягко улыбается.

СЕРГЕЙ
Не совсем так. Всё равно бы с вами познакомился: хоть в машине, хоть в мастерской. Просто, я тоже гулять по Москве люблю. Да ещё с такой спутницей!

ТАМАРА
(иронично, но уже теплее)
Вот-вот. Об этом и говорю – узнать ближе… Посмотрите вокруг. Видите, сколько интересных женщин. А во мне что особого? По подиуму гуляю?

СЕРГЕЙ
(пожимая плечами)
Не знаю. Может быть… Неравнодушен к тонкому стилю.

ТАМАРА
(став сразу серьёзной и даже со взыскательностью в тоне)
Вы у Николая часто бываете?

СЕРГЕЙ
(глядя в асфальт)
Нет. Когда скука прижмёт, телефон молчит долго. Заверну, посижу в их «гнёздышке», трёп послушаю… А больше – ничего.
(поднимает на неё глаза)
Да и вы не часто заглядываете. Ни разу не встретились. Хотя причина у вас другая. Работа шальная, семья.
(смотрит на её обручальное кольцо).

ТАМАРА
(тоже глядит на своё кольцо)
Не угадали, а уверены в правоте. С виду застенчивы, но цели ставятся железно. Интересуют случайные знакомства. Изучаете жизнь? Кажется, я догадываюсь, кто вы… Да, вы никогда не думали, что человек среди толпы чаще одинок, чем в пустой комнате?

Сергей смотрит на неё удивлённо.

ТАМАРА
(вызывающе)
Что так удивило? Слишком умно для манекенщицы?

СЕРГЕЙ
(слегка обиженно)
Зачем вы так? Нет. Просто, это и мои мысли. Хотя они, увы, давно общеизвестны.

Тамара, как-то обиженно сверкнув на него взглядом, трогается, наконец, по тротуару. Сергей держится справа, у бровки.

ТАМАРА
Итак, чем вы занимаетесь?

СЕРГЕЙ
Стараюсь учиться серьёзно писать. В смысле – прозу.

ТАМАРА
(с лёгким довольным смехом)
Значит, угадала. А вам не кажется – это тоже мода. Сегодня все пишут: для денег, для друзей, для престижа и для себя, любимого. Или – просто так, с тоски и от нечего делать. А вы - для чего?

СЕРГЕЙ
(серьёзно)
Я? Конечно, для себя – единственного и неповторимого. Разные московские истории о жизни. Я – из коренных. Воспитали соответственно. Вот хожу теперь и едва в это вписываюсь. Вы правы - тоска.

Он поводит рукой на пестрящую вывесками, рекламой улицу.

ТАМАРА
(тоже серьёзно)
О жизни? Это мне интересно. Если, конечно, от души.

Сергей с интересом рассматривает её профиль.

ТАМАРА
(не поворачивая к нему головы)
Что? Заинтересовала? Опять необычно для манекенщицы? Мы же дуры набитые. Учиться некогда и незачем. Зарабатывать надо, пока молодые.

СЕРГЕЙ
(расстроенный)
Ну вот, снова!.. Вы говорите совершенно естественные, простые и здравые вещи. Но людей с таким понятием сегодня мало. А в вас это как-то сбереглось. Я сразу увидел.

Тамара останавливается. Всматривается в него испытующе.
Сбоку, рядом – цветочный киоск.

ТАМАРА
(развернувшись к киоску)
Серёжа, купите, пожалуйста, красных роз. Вон тех.

Сергей вынимает из кармана деньги – смятые бумажки без портмоне. Денег у него маловато.

ТАМАРА
(прикрывая неловкость улыбкой)
Только, немного. Нет. Я передумала. Не надо.

СЕРГЕЙ
(обижаясь)
Не беспокойтесь. Вы меня не разорите. Но даже если разорите, всё равно это будет приятно.

ТАМАРА
(мягким тоном)
А вы, Серёжа, мастер ответов. С вами хочется беседовать.

Сергей подходит к ларьку, покупает цветы – пять тёмно-алых роз.


7. ЭКСТ. УЛИЦА. СВЕТЛЫЙ ЗОЛОТИСТЫЙ ВЕЧЕР.
Сергей с Тамарой проходят вдоль старинного витого забора. Вдруг она кладёт одну розу на его бордюр.
Сергей удивлен, но молчит. Отводит глаза, будто не видит.

ТАМАРА
Я читать любила с детства. А хотите знать, какая у меня настольная книга?
(втыкает ещё одну розу в завитушку забора)
«Утраченные иллюзии».

СЕРГЕЙ
Почему – Бальзак?
(он теперь открыто наблюдает за тем, что она делает с цветком)

ТАМАРА
(с неожиданной горечью)
Учусь больше не допускать ошибок…

Она подходит к хилой липе на краю тротуара и вставляет третью розу в развилку ствола и ветки.

ТАМАРА
Бедные деревья… Серёжа, а почему вы не спросите: зачем я это делаю? Вам совсем не интересно и не обидно?

СЕРГЕЙ
(пожимая плечами)
Скорее всего – нет. У вас характер такой: что захотите, то и сделаете.

ТАМАРА
(с лёгким смехом)
Браво, литератор! Почти угадали. Ненавижу, когда командуют. А вы заметили: я просила не подарить мне цветы, а просто купить. Я бы сама купила, но у меня с собой ни рубля. А мне вдруг захотелось поблагодарить Москву. Правда, не очень ловко это получилось.
(и она внимательно засматривается в его глаза)

За его спиной она замечает медленно едущую за ними рядом с тротуаром «Самару». Приглядывается. Машина эта крадётся следом с самого начала пути.
Тамара показно берёт Сергея под руку.

ТАМАРА
Я никому здесь не говорила и не скажу. Одному тебе. Книги – моя любовь,
мечта. Мечта испарилась, а любовь осталась. Меня Москвой-то соблазнили, что в МГУ на филфак поступлю.

СЕРГЕЙ
Я сразу понял – ты не москвичка. Выговор жестковат.

ТАМАРА
(вновь легко рассмеявшись)
Я из Сибири, из Красноярска. Здесь – седьмой год.

СЕРГЕЙ
Так почему тогда не филолог? Замужество?

Вдруг Тамара чуть сбивается с шага, крепко опирается о его руку – на пути большая лужа. Сергей соступает на мостовую, а она строчечкой проходит по бордюру.
Её пальцы – в его ладони. Так дальше и идут.


ИНТ. САЛОН «САМАРЫ».
Тихая джазовая музыка. Из салона хорошо видно, как Сергей с Тамарой идут зигзагом, огибая лужи, обходя припаркованные на тротуаре туши машин, минуя подъезды клубов с бугаями-охранниками, с курящими девицами в дорогих модельных нарядах, с холёными господами.
Вот они задерживаются у фургончика – закусочной.
Водитель, это муж Тамары, видна его голова с затылка, набирает на мобильном номер.

ГОЛОС МУЖА
Кажись, гульнуть решили. Придётся подогнать…


8. ЭКСТ. СТОЛИК У ФУРГОНА. СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР.
Они – у столика. Тамара греет пальцы о пластмассовый стаканчик с кофе. Грустна. Задумчив и он. Слушает так, будто боится что-то очень важное пропустить.

ТАМАРА
Приехали к нам с показом коллекций. Как-то по улице иду – догоняет: «Девушка! Какие прелестные данные! Готовая супермодель!». Всю неделю с показов не выходила. Столько комплиментов! А там на колено бухнулся: «Распишемся прямо у вас»! Он тогда лучше был.

СЕРГЕЙ
(грустно)
Да, выглядит несколько легомысленно.

ТАМАРА
Несколько легкомысленно?! Нет, Серёжа. Это по-другому называется. Полная дура! В голове – туман. Москва, квартира у сада «Эрмитаж»! Подготовка в МГУ на филфак! Пробы на подиуме! А эти тряпки ещё больше в голове мутят. Всегда ты как новая! Так себя любишь, всем нравишься! Сплошной карнавал посреди нищеты, серятины! Да, казалось одно… А там дочь родилась. Какой МГУ?

СЕРГЕЙ
Как всё в жизни просто и печально. А измени что-то в этой цепочке – не встретил бы тебя.

ТАМАРА
(испытующе)
Считаешь – это так важно?

СЕРГЕЙ
Я не считаю. Что чувствую, то и говорю.

ТАМАРА
(печально)
Чувства? Слишком изменчиво. Как и всё остальное… Не знаю, есть ли вообще что-то постоянное?
(вновь испытующе вглядывается)


9. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ ХУДОЖНИКА.
Флегматичный Карик прохаживается по гостиной. Лицо злое. Щупает материю платьев, другой одежды, что висит вдоль стены на трубе, приспособленной под вешалку. Отворачивает подол, рассматривает.

КАРИК
Назло гуляет, кошка!

Николай откупоривает бутылку армянского коньяка. Приказывает нахохленной Вере, что устроилась с ногами в кресле и тупо глядит в потолок – только что тайком проглотила таблетку «экстази» с ладони.

НИКОЛАЙ
Вера, пиццу разогрей и фруктов нарежь.

Та лениво поднимается. Вставляет упаковку из фольги в микроволновую печь.

ВЕРА
(злым полушёпотом)
Совсем оборзели! Ни отдохнуть, ни выпить! Одна шляется, другие – как в казарме!

КАРИК
(Вере)
Успокойся. Мы с ней все нервные стали. Нет, Николай, ты подумай! Когда ещё на кино снял!? До сих пор «торчу»! У неё всё тело дышит! Нам с ней всё будет открыто! Никакой раскрутки не надо. Сами слюни пустят! А она?.. О будущем, о ребёнке думать надо! Кому она через пять-семь лет нужна будет?!

НИКОЛАЙ
(с ухмылочкой)
Ты прав, родной. Одна беда – Тамара умная. Зачем ей одну кабалу на другую менять?

ВЕРА
(зло)
Томка никому служить не будет. Это вам не из меня подстилку делать!
(наливает рюмку коньяка, выпивает).
Это мне деваться некуда. А Томка за себя отомстит. И за меня, может.

НИКОЛАЙ
(строго)
А ну поставь рюмку! Устав нарушать?


10. ЭКСТ. СКВЕРИК У ДОРОГИ. ВЕЧЕР.
Сергей и Тамара сидят на скамье, курят. Она открыто смотрит в сторону стоящей неподалеку «Самары». Вызывающе пускает струйки дыма в её направлении.


11. ИНТ. САЛОН «САМАРЫ». ВЕЧЕР.
Муж, глядя злобно в сторону скамьи, тоже закуривает. Набирает на мобильнике номер.

МУЖ
(неожиданно тёплым тоном)
Детский сад? Здравствуйте. Да, папа Насти. Узнали? Спасибо. Минут через двадцать заберу. Спасибо, благодарность за мной.


12. ЭКСТ. СКВЕРИК. ВЕЧЕР.

ТАМАРА
Серёжа, ты часто такой молчаливый? Скучный мужчина – это плохо.

СЕРГЕЙ
Нет. Только сегодня. Просто, слушаю тебя и любуюсь.

Она, изогнувшись, смотрит ему в глаза.

ТАМАРА
Похоже. Так слушай до конца.
(в голосе нарастает злость)
Приказали ему на тусовки меня отправлять. Он же у них во втором ряду, а хочется в первый, к деньгам. А я, глупая, ещё не знала, что там нужных людей обслуживают. С первого раза обучили. Полдня в ванне из гадливости отмокала. И стала от них бегать. А ему по холке достается. Озлобел. Вот так. Для одних мы – материал; для других – инструмент. А для третьих – игрушка.

Вдруг в сумочке играет сигналом телефон. Она достает, отключает и бросает обратно. Затем кладёт одну из оставшихся двух роз на лавку. Вызывающе швыряет недокуренную сигарету в сторону «Самары».
Из открытого окна той тут же вылетает на тротуар ответный горящий окурок.


13. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ.
Трое – за столом. Над столешницей, низко – изящно сплетённая лакированная корзина вместо абажура.

НИКОЛАЙ
Больше не ждем. Устав нарушим. Корзина общения обидится.
(поднимает рюмку с коньяком)
Первый тост, как всегда, за прекрасных дам. Несмотря ни на что! Да не опустеет наш домик, этот нашими руками сплетённый маленький рай среди хаоса прочей жизни!

Все медленно, ритуально выпивают.


14. ЭКСТ. УЛИЦА. НАЧАЛО СУМЕРЕК.
Тамара с Сергеем сворачивают в переулок. Сзади в «Самаре» коротко включают фары на дальний свет. Сергей оглядывается, но Тамара быстро разворачивает его под локоть.

ТАМАРА
Вон он, видишь?
(кивает в сторону дальнего высокого дома, мрачно–угловатого. Солнце уже зашло за крыши)
Правда, на мою жизнь похож?
(горько улыбается)

СЕРГЕЙ
(глухим голосом)
Чем помочь? Я могу серьёзно вмешаться.
(берет её за запястья)

ТАМАРА
(мягко высвобождая руки)
Для начала – не переживать так. Не хочу тебя видеть таким.

СЕРГЕЙ
(заводясь)
Погоди. О чем ты? Я не могу всему этому не противопоставить что-то!

ТАМАРА
Конечно, противопоставь. В этом гнёздышке слушайся меня.
(кивает на светящиеся окна недалёкого в переулке одноэтажного особнячка)
Веди себя тихо. Всё остальное я сама уже делаю. Не зря мне заработок ополовинили. А если позже срока домой возвращаюсь – скандал. Кулаками пугал. Я ему по морде съездила - теперь просто визжит и стулья о стенки ломает. И это тоже – результат.
(и вдруг прибавляет тихо и горько, как выдыхает)
Ох, Серёжа, как дочку жаль…

Вдруг «Самара» срывается с места и на газу правит прямо на них. Напряжённый Сергей прикрывает собой Тамару, пятится, уводит её на газон. Замечает пустую бутылку из-под пива. Хватает, замахивается.
Машина делает зигзаг, объезжает их и уносится вглубь переулка.

СЕРГЕЙ
(глядя вслед)
Господи! Как всё обрыдло! Столько скотов в Москве развели!

ТАМАРА
(ровным голосом)
Успокойся. Это привет от моих хозяев.
(и она кладет на траву последнюю розу)
Извини. Я, правда, не люблю, когда цветы дарят. Они с виду живые, а на самом деле – уже мертвые.

И вдруг она обнимает его, коротко целует в шею.


15. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ.
Николай аккуратно разливает по второй. На столе звонит мобильник. Карик подносит его к уху, молча слушает несколько секунд, кладёт обратно.

КАРИК
(Николаю)
Всё пучком. Открывай.


16. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ.
Входят Тамара и Сергей. Карик осматривает их злобно-ревниво.

ВЕРА
(капризно придуряясь)
Хорошая подружка! Бросила меня одну тут коблам на растерзанье!

Тамара не отвечает и даже будто не слышит. К удивлению троих, она умиротворена. А Сергей глубоко задумчив. За стол они садятся рядом.
Николай довольно потирает ладони, наливает ещё в две рюмки.

НИКОЛАЙ
Чудненько! Скорее приобщайтесь. Как Антон Палыч Чехов выражался: « Хорошо с мороза выпить рюмку холодной водки, закусить солёным огурцом и тут же повторить».
(поднимает рюмку высоко к корзине)
Как всегда – за прекрасных дам! И всегда, и только – за прекрасных дам!

Тамара, едва пригубив, отставляет рюмку.

ТАМАРА
Давайте лучше чаю попьём. Чаю хочу. Серёжа, ты будешь?

СЕРГЕЙ
Естественно. Какие посиделки московские без чая? Но я сначала обязан это выпить до дна.
(одним глотком выпивает)

Тамара отходит к «кухонному» углу гостиной, включает чайник.
За столом на Сергея посматривают недобро.


17. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ.
На столе – чайник. Сизый дымок над двумя чашками – Сергея и Тамары. А они оба держатся так, будто одни в комнате. Беседуют по-домашнему. Остальные – в напряжённом молчании и растерянности.

ТАМАРА
У нас тоже любят за чайком посидеть - часика, так, три.

СЕРГЕЙ
(в тон Тамаре)
А как иначе? Как ещё поговоришь о мировых проблемах, о тайнах души.

Они мягко улыбаются друг другу как давно близкие люди.
Карик пододвигает своё кресло ближе к Тамаре, чтобы лучше слышать. Натыкается на её острый взгляд.

КАРИК
(вкрадчиво)
Тома, я цифру прихватил. Давай портреты поснимаем? Состояние придумаю – сама увидишь, как получится. Объясню – убедишься, что я прав.

ТАМАРА
(небрежно)
Только из-за этого вызывали? Или ещё для чего-нибудь?
(переглядывается с ухмыляющимся Николаем)
Устала же говорить: в ваши кино-фотошлюшки не гожусь. Призвания не чувствую. Нам своих примочек хватает.

КАРИК
Тома, зачем обижаешь? Я тебе не порнуху какую-то обещаю. Николай, подтверди, да?

ТАМАРА
Может, и не порнуху. Только у вас всё почему-то к ней всё равно сводится. Подтверди, Николай, да?

И она полнее разворачивается к Сергею. Их колени соприкасаются.
А Вера выпивает ещё рюмку. Заводится. Зло смотрит на Тамару.

ВЕРА
Эй, подружка?! Котёнка на дороге подобрала? Хорош баловаться! Не наигралась?

ТАМАРА
(спокойно)
Это вам всем внушают, что вы актрисы. А я играть не умею.

За столом – вновь напряжённая пауза. Сергей, накачиваясь гневом, смотрит в стол.

НИКОЛАЙ
(нарочито бодренько, но с беспокойством)
А ну, Веруня? Покажи, что она не права. Покажи гостю, что ты умеешь.
(кивает на Сергея)

Хмельная и уже зведённо-одуревшая Вера, вызывающе глядя на Сергея, поднимается. Походкой от бедра идёт сквозь широкий проём во вторую, рабочую комнату, где стоят мольберт, круглый высокий табурет, диван у стены, и где лежат на стеллаже холсты на подрамниках, да листы ватмана.
Она включает центр, выбирает диск, вставляет. Звучит джаз.

ВЕРА
(вызывающе)
Эй, вы! Клерки, долларом задолбанные! Слабо со мной пройтись?!

И начинает выделывать какие-то внестилевые движения – импровизирует. Сначала – медленно, затем постепенно ускоряясь.

НИКОЛАЙ
Идём, Веруня, уже идём. Разогрейся пока. Мне с Томочкой поговорить надо. Вон, Сережа с тобой поиграет.
(подталкивает того в бок и лукаво подмигивает)
Только, не обижай его. Это наша корзинка общения. Здесь нельзя обижать. Распадётся дружеское сплетение, и рассыплемся кто куда. И будем потом плакать друг по дружке.

Тамара хватает Сергея за руку.

ТАМАРА
(Николаю)
Никуда он не пойдет. Коля, зачем заводишь? Не знаешь, чем кончится?

НИКОЛАЙ
Каждый разгружается по-своему. Мешать вредно для здоровья. А нам, действительно, поговорить надо. Кое в чём ты права, но это частности. Их можно избежать. А в целом, дело выглядит значительно солидней…

ТАМАРА
(резким тоном)
Никаких дел. Я сегодня отработала. Приезжай завтра к нам – там поговорим о делах.

НИКОЛАЙ
(разыгрывая удивление)
Томочка, не надо злиться. Мы все – друзья.

ТАМАРА
(иронично)
Пока я вам нужна, я могу позволить себе это. Не мешайте с человеком говорить.

Она уводит Сергея в дальний конец комнаты.

ТАМАРА
(на ходу)
Будь всегда рядом. Не отходи.
(они садятся на стулья у кухонного стола)

Вся компания уже изрядно взвинчена. Вера всё больше распаляется. На лбу – испарина. Она скидывает синюю блузку, остается в чёрном бюстгалтере.
Карик с художником ненадолго отвлекаются на неё. Режиссёр ещё больше кривит губы, а Николай отбивает ладонями ритм.

ТАМАРА
(склонившись к Сергею, быстрым полушёпотом)
Я на развод подала. Он отказывает. В ЗАГСе тянут, в суд не передают. Все сроки уже вышли. Кого-то там подкупают.

Сергей сдвигает мрачно брови, сжимает-разжимает пальцы в кулак.

СЕРГЕЙ
Есть два варианта. Или прибью сейчас кого-нибудь, на кого скажешь. Или очерк опубликую. Возьму «корку» от газеты и сам разберусь со всей этой мерзотой.

ТАМАРА
(ласково-успокаивающе)
Ну что ты навыдумывал? И себе хуже сделаешь, и мне. Отомстят. Это же бизнес. А меня с работы выкинут. К подиуму близко не пустят. И я в его руках совсем окажусь. А что я умею? В проститутки офисные не пойду. Нет, Серёжа, только я сама себя могу освободить. А здесь обо мне не расспрашивай. Не ходи ты сюда. И к нам туда не ходи. Дай-ка, лучше, номер твой.

Она достает мобильник, набивает цифры его номера, помечает инициалами.
Карик, не отрываясь, ревностно следит за ними, а Николай, как сытый кот, улыбается от плясок Веры.

НИКОЛАЙ
Веруня! У тебя чудесная грудка! Зачем тебе какой-то хомут? Ещё наносишься.

Вера немедленно расстёгивает бюстгалтер, отбрасывает.
Николай подходит, поднимает от стены золочёную раму, вставляет в ладони Веры. Теперь та выплясывает с нею в руках и гримасничает сквозь неё.
Тамара смотрит на всё это холодно, равнодушно и устало.

СЕРГЕЙ
(Тамаре)
Пойдём отсюда, провожу. Погуляем ещё.

ТАМАРА
Обязательно. Только, подожди немного. Мне с тем в квартире торчать тошнее этого.

Вдруг Вера в самый свой экстазный момент замирает на полушаге. Обводит всех взглядом сквозь раму. Лицо её искажается. Она отшвыривает грубо выкрашенную деревяшку.

ВЕРА
(истерично)
Эй, подруга, выходи! Мы в паре работаем! Да, ты же у нас особенная!.. Что пялитесь?! Или я для вас женщина?! Какая я вам женщина! Натура ходячая! Нас, дур, всех на базаре купили за полторы копейки!

Она бросается на диван, лицом к стене. Рыдает.

ТАМАРА
(всё с тем же холодным взглядом)
Коля? Ведь просила…

Николай нехотя поднимается.

НИКОЛАЙ
Томочка, ты знаешь. Минута – и всё будет «хоккей».

Он входит в комнату, выключает свет, укрывает дрожащую Веру сложенным на краю дивана пледом. Ложится рядом, прижимается. Гладит её по голове.

НИКОЛАЙ
(сладенько)
Веруня, тростиночка. Не выдумывай. Скоро все уйдут, и ты вспомнишь, какая ты женщина. Супер-женщина!

Карик поднимается, высокомерно смотрит на Сергея, подпускает в голос повеление.

КАРИК
Тома, поехали. Домой пора.

Она вскидывает голову, смотрит на него непонимающе. Оборачивается к Сергею. Долго, сосредоточенно глядит. Вновь переводит глаза на Карика.

ТАМАРА
(неожиданно послушно)
Сейчас. Подожди немного.

КАРИК
(демонстративно глядя на часы)
Тома, ты уже опаздываешь. Я обещал следить за твоим режимом.

Сергей не выдерживает, вскакивает. Бросается на Карика, хватает за грудки и бьёт спиной о стену.

СЕРГЕЙ
(захлёбываясь гневом)
Что вам всем от неё надо?! Забью как собак!

ТАМАРА
(она уже разнимает их)
Сергей, ты обещал! Прошу! А ты подожди в машине. Я поеду.

Притихший, напуганный Карик выходит.
Сергей изумлённо, оскорблённо смотрит на Тамару.

ТАМАРА
Ну, зачем, Серёженька?
(как-то ищуще и виновато всматривается в его гневные глаза)

СЕРГЕЙ
Мы же договорились! Не ходи с ним! Не хочу потерять! Или прикрылась мной на вечер, а теперь не нужен?!

ТАМАРА
(ласково касается кончиками пальцев его щеки)
Вот, уже обижаешь. А если я не буду сейчас дома, получу скандал. Скандальчик всё равно будет, но не показательный. Дочь без истерики уснёт. А пойди с тобой – до утра по улицам шариться будем. Терпи, пока освобожусь.

Он прижимает её ладонь к губам. Она поднимается.

ТАМАРА
(полушёпотом)
Если они мне любовника сейчас припишут со всеми этими подиумами, Настю ему под опеку подсудят. А меня - в коммуналку на двенадцать метров. Понимаешь? Не унывай, Серёженька. Попробуй мне улыбнуться. Так ждать легче будет.

Она притягивает его за плечи. Целует. Он прижимает её, не отпускает. Тамара гибко освобождается. Выходит.
Сергей остаётся у распахнутой двери, всматривается вслед, в густой сумрак.


18. ЭКСТ. АВТОТРАССА. ДЕНЬ.
По автостраде на большой скорости катят два шикарных автобуса. Следом – белый «БМВ». Вдоль шоссе с обеих сторон – леса. В листве много жёлтого цвета.


ИНТ. САЛОН «БМВ». ДЕНЬ.
На переднем сиденье рядом с Кариком – Вера. Он подает ей белый пакетик, по форме такой, в каких продают дозу наркотика.
Она прячет его в сумочку.

ВЕРА
(испуганно)
Точно – чисто? Даёшь слово?

КАРИК
Я тебя когда обманывал? Чище некуда. Можешь попробовать – аспирин. Главное, чтоб не завалился куда-нибудь.

ВЕРА
Думаешь, возьмёт меня?

КАРИК
Сама увидишь. С Томой только перешагнёте порог – у него челюсть отвиснет. Лишь бы Тома пошла. Выдумай для неё что-нибудь. А я уже там буду.

ВЕРА
(с обидой)
Без неё, значит, мне и туда хода нет!

КАРИК
(раздражаясь)
Зачем обижаешь? Ты как она сейчас говоришь. Нет, ты, подруга, послушай! Что за женщина?! Сколько ей помогаю?! Сколько её отмазываю?! Да без меня с таким характером давно бы в дерьмо затоптали или вообще где-то тихо прибили! И за всё время я своё чувство даже сказать боюсь! И никакого внимания! Я самый плохой, да? А на того лоха случайного сразу запала. Обидно же.


19. ЭКСТ. ПЕРЕУЛОК У МАСТЕРСКОЙ НИКОЛАЯ. ДЕНЬ.
К особнячку идёт Сергей. Поглядывает в сторону дома Тамары. Под ногами – первые жёлтые листья.
Сергей звонит в дверь.


20. ЭКСТ. АВТОСТРАДА. ДЕНЬ.
Автобусы – у обочины на площадке. Обычная остановка. Из дверей выходят манекенщицы, персонал. Разбредаются, разминаясь.
Карик ждёт у двери Тамару. Подаёт ей руку. Тамара – в лёгком лайковом плаще нараспашку, в тонких замшевых полусапожках.
Карик, поддерживая под локоть, уводит её от автобуса.
Рядом крутится оператор, снимает на видеокамеру окружающее. Двигается за режиссёром, снимает их со спины, переходит на обратную точку.
Когда все отходят, за их спинами в салон пробирается Вера.

КАРИК
(Тамаре)
У меня в Варшаве друг – знаменитый по всей Европе фотохудожник. Хочешь заглянуть? Увидишь, что можно делать простым объективом.

ТАМАРА
(устало)
Ты думаешь – я первый день из тайги? Ничего не видала?

КАРИК
Вот! Опять обижаешь! Что я такого сказал? Это моя и твоя работа, наше призвание – показывать красоту человека. Это облагораживает жизнь. Мало людей, по-настоящему красивых телом и лицом.

ТАМАРА
Хватит дурака валять. Мы с тобой под красотой разное понимаем.

Тамара разворачивается, идёт к автобусу.
В этот момент из салона спускается Вера.


21. ИНТ. МАСТЕРСКАЯ. ДЕНЬ.
За столом – Сергей с Николаем. Миловидная женщина ставит перед ними чашки, наливает чаю. Это НАДЕЖДА. У неё умное и кроткое выражение лица. Русые волосы. Очки. Одета в тесную майку и в спортивные штаны. Ей 30 лет.
Сергей кивком благодарит её. Та мягко улыбается.

НИКОЛАЙ
Это, Надюша, Сергей. Познакомьтесь.
(и дальше – Сергею)
Надя – мой самый близкий, самый верный друг, Серёжа. Желаю иметь тебе жену, душой похожую на эту женщину.
(тайком вдруг подмигивает ему)

НАДЯ
(торопливо-смущённо)
Ладно. Пейте, пока горячий. Захотите ещё – скажете.

Она уходит в рабочую комнату, принимается тщательно стирать пыль со стеллажей. Пол везде уже вымыт, почти просох.

НИКОЛАЙ
(глядя на неё со своей вечной улыбочкой)
Я серьёзно говорю, Серёжа. Такие женщины – подарок судьбы. По дому тихая, аккуратная. В постели - горячая. И очень умная! Инженер. Третий год ходит ко мне два раза в неделю.

СЕРГЕЙ
Вот и женись.

НИКОЛАЙ
(полушёпотом)
Она-то надеется. Но я, Серёжа, не хочу. Устал. С женой двадцать лет прожил. Сына вырастили, изжили друг друга и мирно расстались. Пока отдохну, поработаю спокойно. А женщины и так помогают. Может, потом когда-то… Но если ты на это дело нацеливаешься – ищи жену вроде Нади. А хочешь – тебе её сосватаю? Всю жизнь благодарить будешь.

СЕРГЕЙ
(едва не подскочив на стуле)
Да ну что ты, Николай Семёныч?!

НИКОЛАЙ
(посмеиваясь)
Понимаю, понимаю. Это ты меня пока не поймёшь. Молодой тополёк. Мы приземлённые, а в тебе ещё идеализм бродит. Сам этот путь проходил. Вижу, как по Тамаре тоскуешь. А Тамара, брат, из таких женщин… Есть книжка популярная – «Обратная сторона ветра». Знаешь?

СЕРГЕЙ
Ещё б не знать! Это, которую до половины как обычно читаешь, а потом – с другой стороны.

НИКОЛАЙ
Вот-вот. Шиворот-навыворот. Так вот. Тамару настоящую узнать можно только с той самой обратной стороны ветра. Вопрос: как туда попасть?


22. ЭКСТ. РОССИЙСКАЯ ТАМОЖНЯ. СУМЕРКИ.
У таможни стоят автобусы. Пассажиры проходят досмотр.
Проверка документов у Веры – и вот она уже по ту сторону поста. Стоит, ждёт. Лицо напряжённое.
Последняя очередь - у Тамары. За её спиной – Карик. Она открывает сумочку и замирает. Не отрываясь, смотрит на лежащий поверх паспорта пакетик, приклеенный скотчем.
Карик из-за плеча тоже заглядывает в сумку.

ТАМОЖЕННИК
Так, что там?
(напарнику)
Досмотри гражданку.

Второй забирает у Тамары сумку, достаёт пакетик.
Вперёд выдвигается Карик, оттесняет Тамару.

КАРИК
(тихо - таможенникам)
Сейчас всё объясню. Я режиссёр, делаю о коллективе фильм. Если телевизор смотрите, мою фамилию слышали.
(протягивает свой паспорт с вложенной в неё крупной купюрой в долларах и со своей визиткой)
Это пустяк. Слабые спортивные допинги. Работа у девочек тяжёлая. Не выдерживают нагрузки.

Таможенники переглядываются, косятся по сторонам – никто ничего не видел, не слышал. Забирают деньги, возвращают Карику оба паспорта с вложенным пакетиком и сумку Тамары.

ТАМОЖЕННИК
(тихо)
Уничтожьте при нас.

Карик отводит Тамару за локоть в сторону. Достаёт из кармана рабочий блокнот, вырывает пару листков. Заворачивает в них пакетик. Вынимает зажигалку. Подпаливает.

КАРИК
Тома, тебе уже открыто мстят. В этой компании оставаться дальше опасно. Всё равно выживут. Или хуже подставят.


А Тамара в это время присматривается к отводящей глаза Вере. Переводит испытующий взгляд на Карика.

ТАМАРА
(иронично)
Хоть ты считаешь меня идиоткой, как из кинца вашего подросткового, но всё равно ты молодец, Карик. Лишний раз убедил: самое прочное на земле - это деньги. Я надолго сохраню память о нашем полезном знакомстве.

И она, выдернув у него сумку, идёт на трассу, останавливает легковушку и уезжает прочь от границы в синие сумерки.


23. ЭКСТ. УЛИЦЫ МОСКВЫ. ДЕНЬ.
Сергей с портфелем через плечо подходит к зданию с табличкой у двери: «Издательский дом». Входит в парадное.


24. ИНТ. РЕДАКТОРСКАЯ. ДЕНЬ.
Комната просторна, разгорожена несколькими конторками с высокими, будто витрины, стёклами. В дальнем углу – конторка с матовыми стеклами и табличкой «Главный редактор». Рядом – дверь и надпись «Директор».
Сергей заходит в одну из конторок. Склонившаяся над текстом милая женщина поднимает голову. Это НАТАША. Ей 25 лет. Одета в чёрный жакет и светлую блузу. Волосы гладко зачёсаны, собраны пучком на затылке. Лицо округлое, открытое.

НАТАША
Привет, Серёжа. Садись. Одолела подборку. Мнение самое хорошее.
(улыбается мягко)
Прибавляешь от рассказа к рассказу.

СЕРГЕЙ
(улыбаясь в ответ)
Приятно от тебя услышать. Ещё чем-нибудь порадуешь? Вещественным.

НАТАША
(складывает листы по порядку)
Буду представлять. Но надо разок пройтись. Изучи дома пометки.
(протягивает стопку)
Со временем у меня трудно, но для тебя найду. Посидим вместе, дотянем. Там немного работы.

СЕРГЕЙ
(сосредоточенно)
Ты, действительно, веришь?

НАТАША
(вновь улыбаясь)
Ну, а зачем бы стала предлагать?

СЕРГЕЙ
Наташенька! Это очень важно. Мне в последнее время достаточно сложно жить. Но теперь становится легче. Тебе не кажется – я нашел своего редактора?

НАТАША
(польщённая)
Иди, вычитывай. Поживём - увидим.


25. ЭКСТ. У ДОМА ТАМАРЫ. РАННИЙ ВЕЧЕР.
У подъезда останавливается такси. Выходит Тамара. Заходит в дом.


26. ИНТ. ЛЕСТНИЧНАЯ КЛЕТКА.
Она выходит из лифта. Вид у неё достаточно измученный. Отпирает стальную дверь. Та тяжело открывается.


27. ИНТ. КВАРТИРА ТАМАРЫ. ВЕЧЕР.
Она – посередине комнаты: уже без плаща и в тапках. Бросает на пол сумку. Выражение лица мрачное.
Из кухни появляется муж.

МУЖ
(срываясь на крик)
Довыпендривались?! Уже звонили. Тебя выгнали. Верка – в реанимации от передоза.

ТАМАРА
(бессильно опускаясь на диван)
Хорошо – пока не за решёткой.

Из другой комнаты выходит НАСТЯ. Беленькие волосы, тонкое лицо. Ей – седьмой год. Подбегает к матери, ухватывается за руку.

НАСТЯ
Ура! Мама быстро вернулась!

МУЖ
(ласково)
Доченька, не тереби маму. Пусть отдохнёт с дороги. Иди ко мне.

НАСТЯ
А ты не кричи на неё. Вот она отдохнет.

Девочка обнимает Тамару за шею, прижимается к ней тельцем.
Муж тоже устало опускается на диван.

МУЖ
(тихо, как про себя)
Всё. Не хотелось, как всем, жить. Теперь и меня могут попереть.


В ЗТМ.


Конец первой серии
Категория: Сибирячка | Добавил: defaultNick (04.10.2012)
Просмотров: 288 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]