Среда, 16.08.2017, 18:13 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Библиотека

Главная » Статьи » Архив » Разное

Архиепископ Аверкий (Таушев). Чрез временные страдания к вечному блаженству
"Иже хощет по Мне ити, да отвержется
себе, и возмет крест свой, и по Мне, грядет"
(Марк. 8, 34).

"Недостойны страсти нынешняго времене к
хотящей славе явитися в нас"

(Римл. 8, 18).

В третью неделю Великого Поста св. Церковь прославляет Крест Господень, а, вместе с тем, – плоды спасительной для нас крестной смерти Христа-Спасителя. Крест торжественно выносится на середину храма и полагается на особо-уготованном аналое. Верующие, при троекратном пении: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим», трижды до земли покланяются ему и лобызают его. Это поклонение Кресту продолжается затем в течение всей последующей седмицы, отчего вся она носить название «крестопоклонной».

Многознаменательно и полно глубокого смысла это прославление Креста Господня как раз в середине Великого Поста!

Крест в далеком прошлом – орудие страшной мучительной казни, а потому он и считался всегда символом страданий. Но, с тех пор, как «на нем Христос, Царь славы, волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство» (стихира на поклонение кресту), Крест прославляется Церковью Христовою, как «сущия радости знамение» (стихира на стиховне), как «благочестия непобедимая победа», как «дверь райская, верных утверждение, Церкве ограждение, имже тля (тление) разорися и упразднися, и попрася смертная держава, и вознесохомся от земли к небесным» (см. стихиру на нед. крестопокл. и на Воздвижение).

Продолжая оставаться символом Христовых страданий и символом человеческих страданий вообще, крест, с тех пор, перестал быть мрачным и зловещим орудием жестокой казни, а сделался для нас «оружием непобедимым» (см. ту же стихиру) – радостным символом победы над диаволом и, вместе с тем, символом нашего вечного спасения, ибо на кресте Христос «пригвоздил рукописание грехов наших» (Колос. 2, 14), крестом «смертное жало и адова победа прогнася (кондак крест. недели) и для падшего человечества вновь отверзлись врата рая, как поет об этом св. Церковь: «... предстал бо еси, Спасе мой, вопия сущим во аде: внидите паки в рай» (там же).

Крест стал для нас «знамением радости» потому, что он неразрывно связан с Воскресением. Если бы не было Креста, то не было бы и Воскресения. Вкусив за нас смерть на Кресте, Господь Иисус Христос тридневно воскрес из мертвых, «смертью смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав» (тропарь Пасхи), как Победитель ада и смерти. Невозможно поэтому торжествовать Воскресение минуя Крест.

Крест – это путь к славе Воскресения.

Вот почему, прославляя Крест, мы поем: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Вот почему и во все воскресные дни и даже на самую Пасху, этот радостнейший христианский праздник, в Богослужениях неоднократно вспоминается и прославляется Крест, «се бо прииде Крестом радость всему мiру...»

Вполне понятно поэтому, что Крест сделался символом Христианства, вожделенным и любезным для каждого истинного христианина знамением, и получил такое широкое употребление в весьма древние времена, как свидетельствует об этом св. Иоанн Златоуст:

«Смотри, сколь вожделенным и достолюбезным соделался ныне крест, сие столь ужасное и поносное в древности знамение жесточайшей казни! И в царской короне наилучшее украшение составляет крест, драгоценнейший всего мiра. Изображение креста теперь найдешь ты и у властителей, и у подчиненных, и у жен и мужей, у дев и замужних, у рабов и свободных. Все полагают знамение креста на благороднейшей части тела своего, нося каждодневно сие знамение на челе своем, как на столпе изображенное. Оно блистает на священной трапезе, на одеждах иерейских и вместе с Господним Телом на Тайной Вечери. Всюду видишь оное возносящимся: на домах, на торжищах, в пустынях, при путях, на горах и холмах, на море, на кораблях, на островах, на ложах, на одеждах, на оружии, в чертогах, на златых и серебряных сосудах, на картинах, на теле больных животных, на теле бесноватых, на войне, в мире, днем, ночью, в пиршественных собраниях и в келлиях подвижников. Уже никто не стыдится, не краснеет при мысли, что крест есть знамение поноснейшей смерти: напротив, все мы почитаем оный украшением для себя, превосходнейшим корон и диадим и камней драгоценных. Не бежим, не пугаемся его, но лобызаем и чтим, как сокровище неоцененное» (Творения св. Иоанна Златоуста, т. I, стр. 620).

Так было тогда – в четвертому веке христианской эры.

То ли мы видим теперь?

Увы! Огромное большинство людей, даже считающих себя «христианами», стыдятся ныне этого победного знамения Креста Христова и уже нигде не изображают его: не только на себе и на жилищах своих, но и на молитвенных домах и собраниях своих, ни даже на местах погребения усопших своих. Редко-редко где увидишь теперь изображение Креста Господня: отовсюду почти изгнано оно и заменено иными символами и эмблемами. А многие – страшно сказать! – позволяют себе произносить отвратительные и кощунственные хулы против него, совершенно забывая или знать не желая, как свято оно было почитаемо издревле, от первых времен христианства.

Не есть ли и это один из весьма ярких признаков все более и более ширящегося в наши дни Отступления?

Но все истинные христиане, хранящие верность Христу-Спасителю, не могут не говорить и теперь, последуя св. Апостолу Павлу: «Мне же да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господа нашего Иисуса Христа, Имже мне мiр распяся и аз мiру» (Галат. 6, 14).

Для таких-то христиан, остающихся верными Господу и соблюдающих уставы св. Церкви, и выносится Крест Господень на середину храма в преполовение постного подвига. Выносится он для того, чтобы живым представлением Любви Божией, предавшей Себя на смерть ради спасения человека, воодушевить нас, ободрить наш слабеющий дух и подкрепить наши силы к дальнейшему пощению. Поэтому он и сравнивается в Богослужении этой недели с райским «древом жизни», древом, усладившим горькие воды Мерры в Ветхом Завете, с сеннолиственным древом, под тенью которого находят прохладу и отдохновение утомленные путники, ведомые в обетованную землю вечного наследия.

Но самое главное – основное поучение этого дня дается нам в евангельском чтении, приводящем слова Самого Господа Иисуса Христа: «Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой и по Мне грядет» (Марк. 8, 34).

Что это значит?

Это значит, что Крест Господень выносится с особым торжеством на середину храма не только для того, чтобы мы одним лишь внешним образом покланялись ему и лобызали его. С этим внешним почитанием Креста Господня должно быть соединено и внутреннее.

Молитвенно созерцая Крест Господень – это дивное знамение нашего спасения – и почерпая из этого созерцания благодатный силы, мы должны воодушевлять себя на то, чтобы, отвергнувшись себя, то есть: отказавшись от исполнения своей греховной воли, взять крест свой и последовать за Христом. Здесь заключается чрезвычайно важная мысль, что последование за Христом, или, что то же, истинно-христианская жизнь есть несение креста.

Почему так?

«Идти за Христом» – это значить быть искренним и нелицемерным исповедником Его учения, любить Его более всего и всех на свете, строить всю жизнь свою сообразно с Его заповедями, ревновать о славе Имени Его и стараться и других людей приводить ко Христу. Но так как душа человека отравлена ядом греха, и зло слишком вкоренилось в жизнь людей, то такой путь христианина, как показывает опыт, неизбежно связан со многими искушениями, скорбями и страданиями, происходящими, как от собственной греховной природы человека, так и от других людей и от врага человеческого спасения – диавола. Эти-то многоразличные искушения, скорби и страдания и составляют тот крест, который должен смиренно и безропотно нести каждый, желающей быть истинным христианином.

Истинное христианство есть крестоношение.

С таким взглядом не хотят согласиться многие современные «христиане»! Они находят его «пессимистическим» и выдумывают свое собственное – «оптимистическое» христианство, в котором не желают видеть ничего, кроме «радости и любви». Они не хотят, по заповеди Господа, «нести креста», а желают жить без скорбей – беззаботно и весело, наслаждаясь всеми благами земной жизни, ни в чем себе не отказывая, ни в чем себя не стесняя и не ограничивая и, подобно богачу евангельской притчи, «веселяся на вся дни светло» (Лук. 16, 19).

Это так называемое «розовое христианство».

Слащавое и сентиментальное, исполненное духа мнимой «всепрощающей любви», лицемерно прикрывающей собою страсти сластолюбия или славолюбия, крепко привязанное к удовольствиям и наслаждениям века сего, к радостям душевным, выдаваемым за духовные, оно появилось в эпоху отступнического гуманизма, как его родное детище, и пышным цветом расцвело в протестантизм и сектантстве, а ныне и в модернистическом «православии», не желающем знать подвига, а стремящемся праздновать Воскресение, минуя Крест.

Это – самое опасное явление нашего времени, в корне подрывающее истинное христианство, – явление едва ли не гораздо более опасное, чем все ереси древних и новых времен, ибо ложь его часто искусно прикрыта, тонка и неуловима и не для всех ясна и очевидна. А в то же время, как льстит она испорченному сердцу человека, внушая ему легкость спасения без всяких трудов и подвигов!

Это «розовое христианство», легко уживающееся с духом века сего, с мiром сим, во зле лежащим, особенно ярко выявляет себя в столь модном теперь, так называемом «экуменическом движении», которое, не скрывая уже ныне, как раньше, своих истинных целей, стремится «стереть границы» между всеми существующими в настоящее время религиями и создать одну новую, общую для всех религию.

Страшно сказать! На этот путь ниспровержения истинного христианства становятся в наше время многие весьма видные представители всех почти поместных православных церквей, тем самым ярко обнаруживая дух Отступления, начинающий в них господствовать.

Да! скажут некоторые, не дающие себе труда вникать, как следует, в подлинное евангельское учение, не считающиеся с авторитетом великих Отцев Церкви, исполнителей и истолкователей Божественного Слова, – но разве христианство не есть религия самой возвышенной любви, самой высокой и чистой радости? зачем же представлять христианство в таком мрачном виде, как несение креста? зачем говорить все время о скорбях и страданиях?

Несомненно: высшая евангельская заповедь – это заповедь о любви – о любви к Богу и о любви к ближним (Матф. 22, 36-40). И тот, кто действительно, а не лицемерно, всем своим сердцем, исполняет эту заповедь, тот вкушает самую высокую и чистую радость, с которой не могут сравниться никакие земные, тленные радости. И эта радость будет продолжаться – вечно – нескончаемые веки, по слову Господа: «Возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас» (Иоан. 16, 22).

В этой совершенной радости (Иоан. 17, 13) и будет состоять то вечное блаженство, которого удостоятся все истинные последователи Христовы в будущей жизни.

Это – радость Воскресения.

Но эта радость, как об этом ясно свидетельствует Слово Божие, невозможна без креста. Все мы, «людие обновления», сыны и дщери обновленного во Христе человечества, если хотим себе вечного блаженства, должны идти путем нашего нового родоначальника – «Нового Адама» (1 Коринф. 15, 22-45) – путем креста. Как Христу надлежало «много пострадать» (Марк. 9, 12; Лук. 17, 25), прежде чем «внити в славу Свою» (Лук. 24, 26), так и нам надо брать пример с Него, ибо «Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его» (1 Петр. 2, 21). И мы должны страдать, идя путем «узким и тесным» (Матф. 7, 13-14), если желаем войти в славу Его. Как Христос нес Крест, ради нас, так и мы, каждый из нас должен нести «крест свой», ради Него и во Имя Его.

К такому «сшествию» со Христом и «сораспятию» с Ним и призывает нас св. Церковь: «Приидите убо и мы, очищенными смыслы, сшествуем Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним», дабы наследовать «Горний Иерусалим – Царство Небесное» (стихира Вел. Понед. на хвалитех).

Нигде в Слове Божием мы не находим учения о том, что христиане будут наслаждаться благоденственным и мирным житием здесь на земле, а наоборот: везде и постоянно говорится об ожидающих христиан на земле скорбях и страданиях. Земля эта, обреченная, по учению Слова Божия, на сожжение огнем (2 Петр. 3, 10), есть место нашего временного пребывания, где мы несем епитимию за грехи наши, а потому не к лицу нам здесь предаваться утехам и наслаждениям. Утехи и радости, если и бывают у нас здесь, то только мимолетные, посылаемые нам Богом для того, чтобы мы не унывали и не падали духом.

Сам Христос-Спаситель, как мы это видим в Евангелии, ничего в этой жизни не обещал Своим последователям, кроме скорбей и страданий, увещевая быть мужественными в терпении и перенесении их и обещая за это великую награду в будущей жизни – «на небесех».

«Мните ли, яко мир приидох дати на землю?» – говорил Он: «Ни, глаголю вам, но разделение» (Лук. 12, 51). «Не мните, яко приидох воврещи мир на землю: не приидох воврещи мир, но меч» (Матф. 10, 34).

«В мiре скорбни будете», предрек Господь Своим ученикам на Тайной Вечери: «но дерзайте, яко Аз победих мiр» (Иоан. 16, 33).

То же самое проповедывали и верные ученики Господа – Апостолы Христовы, уча «яко многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян. 14, 22) и что «вси хотящии благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут» (2 Тим. 3, 12).

И замечательно, что именно в этих скорбях и гонениях и указана Самим Господом высшая степень ожидающего христиан блаженства: «Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное. Блажени есте, егда поносят вам и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Матф. 5, 10-12).

И наоборот: решительно осудил Господь тех, которые в этой жизни будут избегать скорбей и искать одних радостей и утешений:

«Горе вам богатым, яко отстоите утешения вашего. Горе вам, насыщеннии ныне, яко взалчете. Горе вам смеющимся ныне, яко возрыдаете и восплачете. Горе, егда добре рекут вам вси человецы» (Лук. 6, 24-26).

Самая история Церкви красноречиво свидетельствует нам, что вера Христова распространилась на земле лишь благодаря скорбям и злостраданиям первых последователей Христовых, ибо на чем основана Св. Церковь, как не на крови св. мучеников? Ибо кровь мученическая и была, по выражению одного из христианских апологетов, «семенем христианства».

И все, желавшие стать истинными христианами, всегда избирали для себя путь скорбей и страданий – путь «добровольного мученичества», каковы, например, «преподобные», прославляемые св. Церковью.

«Невозможно приблизиться к Богу без скорби», говорит один из них – преподобный Исаак Сирианин: «Путь Божий есть ежедневный крест. Никто не восходит на небо, живя прохладно» (Твор. стр.90, 158). «Тем и отличаются сыны Божии от прочих, что живут они в скорбях, а мiр гордится роскошью и покоем» (стр. 161).

Итак, ясно, что христианство есть крестоношение. Кто думает иначе, кто желает жить на земле весело и привольно, тот идет путем не Христовым, а Антихристовым, ибо, по учению св. Церкви, не Христос, а Антихрист обещает людям «благоденственное и мирное житие» здесь на земле и будет прельщать их, привлекая к себе всевозможными земными благами.

Но такое понятие о христианстве отнюдь не есть «пессимизм». Как Крест Христов привел к великой, неизреченной, светлой радости Воскресения, так и несение «креста своего» каждым из нас приводит туда же – к воскресению из мертвых и вечной нескончаемой радости в Царстве Славы, уготованном нам Воскресшим Господом – к вечному блаженству.

«Око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Коринф. 2, 9).

Разве может быть на свете что-нибудь выше, прекраснее и вожделеннее этого? А главное, как свидетельствует опыт святых, предначатки этого блаженства начинает испытывать человек еще в этой земной жизни, в самых скорбях и злостраданиях своих, когда благодушно и безропотно переносит их за Христа.

Переживаемый нами ныне Великий Пост, который приводит нас к светлому празднованию Воскресения Христова, когда как бы некая завеса приоткрывает отчасти нам эту дивную тайну ожидающего нас вечного блаженства, и есть не что иное, как символ всего течения истинно-христианской жизни. Вместе с тем, он есть и ежегодное упражнение в подвиге воздержания и несения связанных с этим подвигом скорбей и злостраданий, без какового подвига нет и истинно-христианской жизни. Этот пост есть и живое каждогоднее напоминание нам, как должен жить и подвизаться истинный христианин и какова конечная цель его жизни, к коей должен он стремиться.

А Крест Господень, выносимый для поклонения в середине этого постного подвига, должен напоминать нам о неразрывно связанной с ним радости Воскресения и утешать нас в переживаемых нами скорбях столь обнадеживающей нас мыслью св. Апостола, что «нынешния временныя страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римл. 8, 18) – с тем вечным нескончаемым блаженством, с той вечной нетленной Пасхой, которую мы сподобимся праздновать в «невечернем дни Царствия Христова», если не будем искать в этой земной жизни утех и наслаждений, а станем смиренно нести «крест свой» по заповеди Христовой.

Категория: Разное | Добавил: defaultNick (22.04.2013)
Просмотров: 756 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
1  
Христос Воскресе!
Спасибо за важный материал!

2  
Воистину Воскресе! Спасибо, Николай. Господь вразумляет всех нас, жаждущих Его.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]